Россия и культ смерти в современном мире

Что выгоднее в нынешнее время – быть живым или быть мертвым? Кажется, это парадоксальный вопрос, но он существует, и ответ на него, конечно, дается также парадоксальный: выгоднее всего сейчас не жить, а умереть.

Если кто-нибудь думает, что это политика – нет, это настоящая философия. Ценность жизни в современной России невелика. В Европе ценность эта гораздо выше. В России все не так – это другой мир. Если в Европе, и вообще в цивилизованном демократическом мире, граждане содержат государство, то в России государство содержит граждан. Как это может быть? А этого и нет. Просто так позиционирует себя государство – кормильцем, которым оно, конечно, не может являться.

Но философия государства принята обществом. Государство кормит население, но когда населения слишком много, возникает огромная трудность: всех не прокормить. Поэтому смерть, хотя и не является моральным выбором, избавляющим от проблемы, но является решением, которое диктует государство своей деятельностью, своими решениями, законами, нормами и порядками.

Культ смерти – очень древний культ, и нам не нужно ехать в Мексику, чтобы посмотреть на все эти похоронные традиции и торжества. Нет, этот культ выражен в традициях и культуре народов, проживающих на «русскоязычном пространстве». Не случайно Мексика и Россия похожи именно культурой восприятия смерти – эти две страны сохранили под христианским облачением глубокие языческие черты.

Таким образом, если говорить о России, то становится немного понятнее, почему государство распространяет свою не жизненную философию, а население не особенно этому противится. Есть зерна, есть корни, и эти зерна и корни питаются и прорастают от деятельности государства. Ценность жизни простого смертного невелика – да, но это такая традиция, просто пересаженная на современную почву.

Как сказал Павел Лобков: «Почему культ смерти так популярен в углеводородных странах? Потому что углеводород – это и есть продукт смерти». Древние животные и растения дают нам нефть и уголь – именно за счет них мы и живем: вырабатываем электроэнергию, бензин, продаем баррели за баксы…

Как утверждал Станислав Белковский, Елизавета Петровна Глинка – по образованию и специальности врач, а сегодня – один из перспективнейших российских политиков, сказала: «Людей не нужно лечить. Их нужно утешить перед смертью». Вполне возможно, что за такими людьми – политическое будущее России.

This entry was posted in Философия смерти and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>